Ассистент

📖 Подвиг двух солдат из далёкого кавказского города, погибших в мирное время на боевом посту, но спасших жизнь многим алмаатинцам — Исторический Черкесск

Он был будничным, тот летний день 1968 г. Ослепительное горное солнце уже поднялось над бывшей столицей Казахстана Алма-Атой, когда однополчане автора, призванные из Черкесска солдаты срочной службы Юрий Директорчук и Анатолий Духович выехали в горы в район знаменитого катка Медео. Оба – опытные водители, уже неоднократно крутившие баранку по горным дорогам Карачаево-Черкесии, Северного Кавказа и Казахстана. Выполнив задание, обратно двинулись под уклон, такой же резкий и крутой, каким был подъём. Дорога начала вилять змеёй, быстро спускаясь вниз, в город. Всё больше встречных машин, чаще стали показываться на дороге люди. И вдруг…

На самом крутом спуске заглох мотор, отказали тормоза. И начался бой, продолжавшийся всего три минуты. Бой с разъярённой, отказавшейся повиноваться машиной: десять тонн железа, резины и горючего, пять тонн дизельного топлива в цистерне. Ребята из Черкесска защищали жизнь сотен алмаатинцев, оказавшихся в этот полуденный час на самой оживлённой улице города – проспекте им. Ленина.

Машина шла в накат, с каждой секундой набирая скорость. 90, 110, 130 километров. Стрелка спидометра прижалась к ограничителю. Перепробовали всё, что подсказывал обоим шофёрский опыт. Бежали секунды, гулкие и враждебные. Проспект Абая, троллейбусы, автобусы, люди... Для Юрия и Анатолия начались 900 метров подвига…

Духович сбросил гимнастёрку и, свесившись на подножке, размахивал ею, как флагом. Он кричал. Он просил. Он заклинал всех очистить догу. Юрий сжимал руль, управляя взбесившейся машиной. Они могли её бросить, выпрыгнуть на ходу – и всё: может быть, ушиблись, покалечились, но остались живы. Солдаты вели машину, полную горючего, туда, где не было бы людей, где она не смогла бы никому причинить вреда. Позже командир их автороты нарисует схему расположения транспорта в эти несколько секунд на проезжей части дороги. Рисуя её, изумлялся: поперёк дороги разворачивался троллейбус, его обгонял автобус, несколько автобусов с людьми стояли на другой стороне дороги. В немыслимом вираже на «авиационной» скорости Юрий обошёл все машины. А Анатолий всё кричал, стоя на подножке и размахивая гимнастёркой.

Проспект Ленина упирался в парк им. 28 героев-панфиловцев, защищавших Москву в 1941 г. Рядом бассейн, полный ребятишек. Тут же аллеи, где толпы отдыхающих. Справа выворачивал автобус – переполненный, на задней подножке повис человек. Прямо по тротуару шла колонна юных туристов из Карабулака и Аксая: 60 школьников, вернувшихся из горного похода.

Юрий неистово крутит баранку, и машина врезается в вековой тополь, стоящий в середине большой клумбы цветов. Дерево, хрустнув, повали-лось на них. Взрыв бака с бензином – и языки пламени расползались по земле и цветам, вслед за ручейками дизельного топлива. Сразу примчались пожарные машины. Тревожно зазвенела трель милицейского свистка. Со всех сторон сбегались люди.

Их вынесли и положили рядом. На асфальте. Вышедшая из толпы симпатичная девушка подложила под головы охапку сорванных на клумбе цветов – чтобы им было мягче…

Хоронили Юрия и Анатолия с воинскими почестями, всем городом. А на том месте, где они погибли, на углу улиц им. Ленина и Советской, на обгорелом пне каждый день лежала гора свежих тюльпанов. И всё время стояли люди. Одни уходили – подходили другие и стояли, словно в почётном карауле. У места подвига двух солдат из далёкого кавказского города, погибших в мирное время на боевом посту, но спасших жизнь многим алмаатинцам.
0