Ассистент

Свидина Ирина Михайловна.jpg

Страницы: 1
Ответить
RSS
Свидина Ирина Михайловна.jpg
 

Свидина Ирина Михайловна.jpg

Свидина Ирина Михайловна (1915-?) - дочь Михаила Ивановича и Марии Никифоровны, урожденной Даркиной.
 
Девичья фамилия Ирины Михайловны - Свидина. Ее дед Иван Гаврилович, простой кубанский казак под два метра ростом из станицы Баталпашинской (ныне город Черкесск) сделал головокружительную военную карьеру. Участник кавказской и русско-турецкой войн, лихой рубака был любимцем Александра II. За проявленные мужество и героизм, царь зачислил его в Собственный Конвой. В течение 21 года Свидин охранял трех императоров! А когда ушел на покой, охранять царскую семью заступил его сын Михаил. Романовы так привыкли к Свидиным, что разрешали малолетнему внуку Ивана Гавриловича играть с царевичем Алексеем - подростки были не только тезками, но и одногодками. А императрицы становились крестными матерями свидинских дочерей. Ирину в 1915 году крестила Александра Федоровна, жена Николая II. Михаил Свидин был женат на дворянке, окончившей Смольный институт, и имел в Петербурге дом на Воскресенской набережной, пожалованный императором. Казалось, семью ожидало великолепное будущее.
После революции Михаил Свидин ушел воевать в белую армию. В 1920 году с женой, сыном и двумя старшими дочерьми бывший телохранитель царя уплывал на пароходе из Новороссийска. Двух младших дочурок - Иру и Риту к отплытию парохода должен был доставить один верный казак. Но он опоздал на несколько минут... Корабль только-только отплыл, мама видела нас на берегу. Кричала. Плакала. Но ничего уже нельзя было поделать, - говорит Ирина Михайловна. - Только я ничего этого не помню. Маленькая была. Мне об этом рассказали через много-много лет. И еще сообщили, что родители наши погибли. По негласным старинным законам, если дети лишались отца и матери, их должны были воспитывать даже не оставшиеся ближайшие родственники, а крестные родители. Получается, тогда, в 1920-м, удочерить маленькую Иру Свидину должна была сама императрица. Но царскую семью к тому моменту уже два года как расстреляли. Ирину с сестренкой казак отвез назад к дедушке в станицу Баталпашинскую.
 
Пока жив был дедушка Иван Гаврилович, малолетних девчонок не трогали. Новая власть отобрала у геройского старика табун лошадей и все награды, но жизнь оставила. В 1928 году баловень трех царей и военной удачи умер в бедности. А за его внучек взялась ЧК. - Нас с сестрой два раза выводили на расстрел - пугали, требовали, чтоб мы рассказали, где дедушка спрятал сокровища, - вспоминает Ирина Михайловна. - Но что мы им могли рассказать... Мы про самих себя-то толком ничего не знали. Дед ничего не рассказывал внучкам ни про дом в Петербурге, ни про близость Свидиных к царской семье. Перед смертью выправил им новые метрики с другими датами и местом рождения. Вместо Питера отныне их родиной значился Черкесск. Но новая власть была обо всем прекрасно осведомлена. Сестрам Свидиным не разрешали ходить в школу. Как только девчонки выросли, они постарались уехать подальше из станицы, в которой на них смотрели, как на прокаженных.
Ирина очень рано, в 17 лет, вышла замуж - хотела поскорее сменить опасную фамилию - и переехала в Баку. Она старалась лишний раз не задумываться о собственном происхождении. А потом ей стало и вовсе не до того. В 1942 году муж умер от чахотки, и с 25 лет Ирина в одиночку начала растить двоих детей. Всю жизнь, работая, где придется, она жила только настоящим. Но прошлое само напомнило о себе. В 1958 году через Красный Крест Ирину разыскала родная сестра Галина из... Аргентины. И обрушила на нее всю правду про Свидиных. - Я узнала, что отец с матерью вовсе не погибли, а долгое время жили в Югославии. Что после Великой Отечественной войны английская королева выдала отца вместе с десятками тысяч других казаков Сталину. И по дороге в Советский Союз папу насмерть замучили в поезде чекисты. Я узнала, что мама с сестрой после этого спешно уехали в Аргентину. Мама умерла в 1953 году.
А в 90-е годы, когда Ирина Михайловна уже вышла на пенсию, в ее руки попал из Аргентины тот самый удивительный документ, составленный при крещении. Документ гласил, что родилась она вовсе не в Черкесске, а в Петербурге. И крестила ее последняя императрица Александра Федоровна, которая подарила своей крестной дочери брошь-кулон.
- Где эта брошь? Разве теперь сыщешь, - говорит Ирина Михайловна. - Родителям столько всего пришлось пережить за границей. И грабили их там, и ценности, чтобы не умереть с голоду, им, как и всем эмигрантам, приходилось продавать.
(Владлен Чертинов)
Страницы: 1
Ответить
Форма ответов
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Загрузить картинки
Отправить Отменить